Александр Витальевич Скрябин (alex_lw_65) wrote,
Александр Витальевич Скрябин
alex_lw_65

Who is mister Novopashenny?

Несколько последних лет меня занимает судьба полярного исследователя, первооткрывателя архипелага Северная Земля в составе экспедиции ГЭСЛО, командира ледокольного парохода "Вайгач", военного деятеля, капитана 1 ранга, и наконец, ученого криптоаналитика, профессора Новопашенного Петра Алексеевича.

После прочтения в 2011 году романа известного писателя Николая Черкашина "Человек без острова" я уже размещал в ЖЖ серию постов о Новопашенном, но это было давно, когда сведений о нем на тот момент было недостаточно.
В сети имелись сведения о его жизни и службе на благо Отечества вплоть до лета 1919 года, до эмиграции из России. Остальное же во многом было покрыто тайной. Имелось лишь краткое упоминание в некоторых источниках о его работе в Гринвичской обсерватории, и особенно, о "темном пятне" в его биографии -  службе на Германию в период с середины 30-х годов прошлого века до ареста в 1945 году, включая период Второй мировой войны, также, его смерти в 1950 году под Оршей.

Изучение мною недавно рассекречиваных архивных документов, доступных в сети, приоткрыло часть указанной выше тайны, но много вопросов еще осталось. Исходя из общей картины международных событий того времени появились предположения по отдельныи эпизодам жизни в эмиграции Петра Новопашенного. Обо всем этом ниже, но сначала общедоступная справочная информация по рассматриваемому персонажу:

Петр Алексеевич Новопашенный (6.03.1881, Новгород - 4.11.1950)

Из семьи преподавателя Новгородской классической гимназии. Православный. Из потомственных дворян. Первоначальное образование получил в Нижегородском Владимирвском реальном училище. В мае 1899 года поступил в Морской кадетский корпус, по окончании которого в сентябре 1902 года произведен в мичмана с назначением в Сибирский флотский экипаж.

1. На фото гардемарин Новопашенный П.А.

По прибытию во Владивосток в январе 1903 г. исполнял должность субалтер-офицера в 1-й роте новобранцев экипажа, а затем - вахтенного начальника охраны острова Тюлений. В декабре 1903 года переведен в распоряжение Временного Морского штаба наместника е.и.в. на Дальнем востоке для службы на одном из судов заграничного плавания. 31 декабря того же года назначен вахтенным начальником на броненосец "Севастополь", входивший в состав 1-й эскадры судов Тихого океана, базировавшейся на Порт-Артур. В период русско-японской войны Новопашенный П.А. принимал участие в сухопутной обороне Порт-Артура, установке корабельных орудий на береговых батареях. Учавствовал в морском бою с японским флотом 27.01.1904. Летом 1904 года заведовал морской наблюдательной и минной станциями на форту в Инкоу. Приказом командующего флотом Тихого океана № 158 от 04.08.1904 назначен в распоряжение командующего 1-й эскадрой для пополнения убыли в офицерах на крейсерах "Россия" и "Громобой". С 06.08.1904 вахтенный начальник крейсера 1-го ранга ранга "Россия".
С 06.01.1905 И.д. ревизора того же крейсера. 06.12.1905 произведен в лейтенанты. 16.01.1906 переведен в Балтийский флот. 23.01.1906 зачислен в 6-й флотский экипаж. 12.11.1907 назначен старшим флаг-офицером штаба командующего 2-м отрядом минных судов Балтийского моря. 06.10.1908 отчислен от должности с зачислением слушателем на гидрографическое отделение Николаевской морской академии. 01.10.1910 отчислен от академии с предоставлением двухлетнего старшинства в чине. 6.12.1910 произведен в старшие лейтенанты. 10.01.1911 прикомандирован к Николаевской главной астрономической (Пулковской) обсерватории для занятий (до 11.03.1913); получил звание гидрограф-геодезист. В кампании 1912 являлся производителем гидрографических работ в Отдельной съемке Балтийского моря. 18.03.1913 переведен в Сибирский флотский экипаж, с назначением командующим транспорта "Вайгач" и помощником начальника гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. 06.12.1913 произведен в капитаны 2-го ранга. В 1913 и 1914 годах избирался членом обер-лейтенантского суда чести Владивостокского порта. 12.12.1913 утвержден в должности командира транспорта "Вайгач". Любопытен тот факт, что первым командиром "Вайгача" был небезызвестный А.В.Колчак.


2. На фото мичман Новопашенный П.А. сидит справа,16.09.1904г.

Командуя "Вайгачем", в составе экспедиции ГЭСЛО под руководством командира ледокольного парохода "Таймыр" капитана 2 ранга Вилькицкого Б.А. Новопашенный П.А. совершил первый в истории Арктики сквозной переход с востока на запад (с зимовкой в р-не уго-западнее от м. Челюскин) по трассе Северного Морского Пути, в период проведения которой были открыты архипелаг Земля Императора Николая II (ныне Северная Земля) и ряд других островов.


3.На фото комсостав "Таймыра" и "Вайгача". Новопашенный П.А. среди сидящих третий слева.

Здесь следует отметить, что отличное знание астрономии командиром "Вайгача" Новопашенным П.А. позволило экспедиции ГЭСЛО достаточно точно нанести на карту новые географические объекты, очертания арктических берегов, а владение Новопашенным П.А. открытыми немного ранее принципами радиосвязи впервые позволило судам экспедиции работать на значительном удалении друг от друга, что существенно расширило район их деятельности.

После прибытия экспедиции в Архангельск, 01.10.1915 отчислен от занимаемых должностей. 23.11.1915 назначен командиром эсминца "Десна". 29.02.1916 назначен командиром эсминца "Константин". 31.03.1916 отдано старшинство в чине с 14.04.1913. 31.10.1916 отчислен от должности. 7.12.1916 назначен помощником начальника службы связи Балтийского моря, командующим которого в то время был адмирал Непенин А.И.. 21.07.1917 допущен к исполнению должности начальника службы связи Балтийского моря. 28.07.1917 произведен в капитаны 1-го ранга за отличие по службе. В 1917 председатель комитета Союза морских офицеров Ревеля. 3-5 апреля 1918 года по распоряжению командования Балтийским флотом, в частности, капитана 1 ранга Щастного А.М., в период проведения Ледового похода - операции по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Гельсингфорса в Кронштадт, Новопашенный П.А. возглавлял делегацию Балтийского флота при подписании Гангэудского соглашения с германским морским командованием.

15.04.1918 назначен начальником гидрографической экспедиции Восточно-Сибирского района Северного Ледовитого океана (не состоялась из-за сложившейся обстановки на восточном фронте). 24.06.1918 приказом по флоту №463 назначен начальником Управления по обеспечению безопасности кораблевождения в Восточном океане с оставлением в должности начальника экспедиции. 30 августа 1916 года предписанием члена коллегии Народного комиссариата по морским делам ГГУ было приказано расформировать гидрографическую экспедицию, личный состав распустить, а имущество сдать в порт. Однако, стремясь сохранить накопленный в полярных плаваниях опыт личный состав был уволен не целиком, осталось ядро в количестве 8 человек во главе с Новопашенным. "Ядро занималось научной разработкой имеющихся от предыдущих экспедиций материалов, могущих послужить основой при работах в будущем году". В ноябре 1918 года Новопашенный П.А. был командирован в г.Астрахань в распоряжение Комфлота Сакса "для производства магнитных наблюдений, определения астрономического пункта и магнитного азимута створа для определения девиации". 12 февраля 1919 года приказом начальника ГГУ №72 группе гидрографов-геодезистов Матусевичу, Ноопашенному и Максимову было поручено "собрать все материалы, касающиеся способов производства промера в различных условиях нанесения глубин на планшеты в целях составления руководства по этим вопросам. Для этого должен быть использован как опыт, полученный в учереждениях, экспедициях и съемках, так и при работах отдельных лиц". 28 февраля 1919 года приказом начальника ГГУ №112 "ввиду важного значения в настоящее время вопросов о нашем севере и необходимости объединить результаты производящиеся в этом направлении работ" была назначенна комиссия, в состав которой вошел Новопашенный. 2 апреля 1919 года приказом РВСР по флоту и морскому ведомству №238 на П.А.Новопашенного возлагалось редактирование журнала "Морской Сборник".

В конце июне 1919 года, предположительно избегая неминуемого ареста по ходу "Красного террора", Новопашенный П.А., в период очередной командировки в Астрахань, бежал в Северо-Западную Армию к генералу Юденичу. Начальник Оперативной Части Военно-Морского Управления Северо-Западной Армии. После неудачного осеннего наступления Юденича на Петроград, вытеснения Северо-Западной армии в Эстонию и последующего ее разоружения, Новопашенный эмигрировал в Англию.
Находясь в эмиграции в Англии Новопашенный проживал в Лондоне. По непроверенным данным в 1920 - 1921 работал астрономом-наблюдателем Гринвичской обсерватории. Затем переехал в Германию. Проживал в Берлине, Возглавлял Союз взаимопомощи служивших в Российском флоте в "берлинском" отделе РОВС. Параллельно, до весны 1945 года служил дешифровальщиком в германской армии.


4. Фото Новопашенного П.А., 30-е годы ХХ века.

В июне 1946 года арестован в Ринглебене (Германия) офицерами оперсектора МГБ Тюрингии , осужден на 10 лет военным гарнизонным трибуналом г.Берлина. До отправки по этапу в Сибирь находился в заключении в советском спецлагере №7/№1 (Заксенхаузен). Умер в пересыльном лагере под Оршей в 1950 году. Реабилитирован в 2001 году.

5. Скрин Справки о реабилитации Новопашенного П.А.

Награды Новопашенного П.А.:

- орден Св. Анны 4-й ст. с надписью "За храбрость" за охрану устьев реки Ляо и минных заграждений и распорядительность по заведованию сигнальной станцией на форту Инкоу (5.07.1904, утв. 2.08.1904);
- орден Св. Станислава 3-й ст. (6.12.1906);
- орден Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом за отличия, оказанные во время военных действий с Японией (12.07.1907);
- орден Св. Владимира 4-й ст. (6.12.1913);
- орден Св. Анны 2-й ст. за отлично-усердную службу и труды, понесенные в экспедиции флигель-адъютанта капитана 2-го ранга Вилькицкого (12.11.1915);
- монаршее благоволение за отличное выполнение возложенной на экспедицию особо трудной задачи по исследованию великого северного пути (19.10.1915);
- 2-й приз (100 рублей) за состязательную стрельбу из винтовок, произведенную господами офицерами (22.09.1907).

В завершение справочной информации отмечу, что именем Новопашенного были названы остров в Восточно-Сибирском море (ныне о. Жохова) и бухта в море Лаптевых (ныне бухта Тройная).

6. Скрин Царского соизволения на присвоение открытому экипажем "Вайгача" острову имени Новопашенный


7. Остров Новопашенного на карте тех времен

Примечание: 16 мая 1916 года Географическая часть ГГУ уведомила командира эскадренного миноносца "Константин" капитана 2 ранга Новопашенного П.А., что "по всеподданейшему докладу морского министра государь император соизволил наименование острова, открытого Вами в Северном дедовитом океане 14 августа 1914 года "Остров Новопашенного" (РГА ФМФ ф..404 оп..2 д. 2000 л.108).

Возвращаясь к началу поста, прежде хочу уточнить общие данные по "германскому" периоду жизни Новопашенного П.А.
По официальным архивным документам с осени 1922 до 1939 года он работал криптоаналитиком в Шифровальном бюро при рейхсвере, заведовал  русским сектором. С 1939 года, после реорганизации в Вермахте в области военной связи и радиоразведки, и до весны 1945 года профессор Новопашенный П.А. руководил подотделом по криптоанализу советского радиотрафика в Шифровальном Бюро Верховного Командования Вермахта. (OKW/Chi). Как эти общие, так и многие другие детали удалось получить из рассекреченных архивных документов реализванного США в конце второй мировой войны проекта TICOM по розыску и добыванию немецких разведывательных активов.

В романе Николая Черкашина "Человек без острова" указано, что Новопашенный, переселившись из Англии в Германию в 1922 году для того что бы прокормить семью был вынужден летом работать матросом - швартовщиком прогулочных пароходиков в берлинском парке, а зимой заниматься вырезанием фигурок Нэцкэ для продажи, научившись этому искусству при нахождении в японском плену в 1905 году.
Более чем через 20 лет после выхода романа в свет можно с полной уверенностью утвержать, что это был творческий вымысел автора, .
В доступном большом архиве TICOM есть документ DF-187 "Карьера Вильгельма Феннера", в котором Вильгельм Феннер,
этнический немец, родившийся и проживавший долгое время в Санкт-Петербурге, являясь основоположником создания Шифровального Бюро (ОКВ/Ши) достаточно хорошо описывает свою жизнь, знакомство с Новопашенным, изучение с помощью последнего основ "черной магии" криптографии, длительную работу руководителем основной криптологической службы вермахта. Из этого документа следует, что весной 1921 года директор немецкого информационного агенства, в котором Феннер работал редактором, бывший полковник Императорской русской армии Константин фон Крузенштерн, познакомил его весной 1921 года с Новопашенным.  Новопашенный попросил Феннера помочь ему перебраться в Германию и сообщил, что во время первой мировой войны служил в качестве руководителя криптологической службы, взламывая шифры немецкого флота, и теперь, по рекомендации адмирала Колчака (уже убитого к тому моменту) готов предоставить свой опыт германскому Генштабу. В этом же году Феннер познакомил Новопашенного с представителем рейхсвера Эрихом Бушенхагеном, будущим генералом, руководившим на тот момент шифровальной службой Веймарской республики на основании мирного Версальского договора. После того, как Новопашенный и Феннер показали свои впечатляющие способности по взлому ряда русских щифров, в частности, вскрыв переписку руководителей ВКПб с агентами Коминтерна, было создано специальное Шифровальное Бюро при рейхсвере во главе которого стал Феннер, а его друг и соратник Петр Новопашенный возглавил в нем русский сектор



.

8. Выдержка из архивного документа TICOM:

Занимаясь исследованием жизни Новопашенного в эмиграции в довоенный период я с особым интересом прочитал книги известного писателя, ученого-криптолога А.В.Клепова "Информационное оружие Гитлера". Часть 1 и Часть 2.
В части 1 книги вот что пишет ученый-криптолог:

"Интересно отметить, что в начале 1922 года основателями будущей мощнейшей немецкой криптографической службы были выходцы из России: профессор Пулковской обсерватории Петр Новопашенный и Вильгельм Феннер. Они продемонстрировали  свои удивительные способности в области криптографии представителям рейхсвера.  За несколько недель  они взломали русский  шифр, который использовался ЦК ВКП (б) для связи со своим агентом в Коминтерне Я. Рейхом, заведующим Западноевропейского Бюро Комитерна в Берлине.   
Из расшифрованных сообщений контрразведка Германии узнала, что Россия  планирует  революцию в Германии и выделяет на это  50 миллионов золотых марок. Это намерение Россию по подрыву политического строя Германии  полностью противоречило Рапалльскому договору между РСФСР и Веймарской республикой, заключённому 16 апреля 1922 на Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия).
В дальнейшем РКП (б) направлял множество шифрованных указаний  в Отдел международной связи Исполкома Коминтерна (ОМС ИККИ) для подготовки социалистической революции. Для координации дейсвий с немецкими коммунистами 21 августа 1923 года была создана Комиссия, в которую вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий, Сталин, Радек и Чичерин, Дзержинский, Пятаков и Сокольников.  К.Б. Радека послали в Германию руководить революцией. Он получил персональный шифр для связи с ЦК РКП (б).
Новопашенный и Феннер легко вскрыли и этот шифр. Таким образом, контрразведка и полиция Германии была осведомлена о подготовке немецких коммунистов к восстанию в октябре 1923 года. Поэтому войска рейхсвера были заблоговременно введены в Саксонию и подавили начавшееся 23 октября  восстание коммунистов в Гамбурге. Следует отдать должное, что  такому успеху дешифрования сообщений способствовало неумелое обращение с шифрами сотрудников ЦК РКП (б), которые их готовили.
Такая низкая степень подготовки партийных шифровальщиков объяснялось, тем что руководители коммунистической партии большевиков опасались распространения сведений о своих махинациях с валютными средсвами страны, так как часть посланных в Германию денег «бесследно» исчезла. Как потом выяснилось, это было связано с примитивным отмыванием денег. Расследование дела поручили Г. Бокию, заведующему специальным отделом ВЧК. На основании его анализа шифров, на которых были зашифрованы  сообщения, посланные в Германию, он определил их низкую стойкость и доложил в ЦК РКП (б). Тогда  Сталин 7 декабря 1923 года направил цикуляр во все подразделения ЦК РКП (б) о том, какие шифры нужно применять, порядок их отправки и хранения.
Работа по дешифрованию телеграмм Коминтерна Новопашенного и Феннера  так впечатлила руководтсво рейсвера, что они создали специальное Крипто Бюро при рейхсвере во главе с ними. Им в подчинение дали двух человек. Затем, когда Крипто Бюро переместилось на улицу Бендлершрассе в Берлине, в их подчинении было уже более 11 человек. Их работа по дешифрованию была впечатляющей. За короткий период времени они расшифровали шесть российских кодов, два британских кода, проанализировали французскую и итальянскую военную систему по структуре распределения ключей.
К 1932 году Крипто Бюро под управлением Вильгельма Феннера  расшифровало более сорока различных шифров разных стран. К этому времени команда Феннера   могла читать польские дипломатические и военные шифрованные сообщения, два дипломатических шифра Италии и один код итальянской армии, несколько французских дипломатических шифров и шифры военно-воздушных сил Франции, британские дипломатические коды и системы кодов, которые защищали связь Британской империи с её колониями, два Американских кода (GRAY и GREEN), два шифра чешской армии, коды Бельгии, Румынии и Югославии, а также некоторые шифры СССР."

Во второй части книги А.Клепова появляется очень важная фигура, один из основателей советской разведки и контрразведки Артузов А.Х., начальник ИНО и член коллегии ОГПУ (ГУГК НКВД) СССР в период 1931-1935 г.г., познакомившийся с В.Феннером еще в 1909 году во время обучении на металлургическом отделении в Петербургском политехническом институте имени Петра Великого.

По понятным и указанным ниже причинам В.Феннер на послевоенных допросах, проводимых американскими специалистами по проекту TICOM о своем знакомстве и сотрудничестве с Артузовым А.Х. не упоминал:

"Так бы и дальше все нормально, но  сотрудники разведки под управлением Артузова в начале тридцатых годов достигли значительных успехов в своей разведывательной деятельности и организовали вербовку важных государственных чиновников Германии: сотрудника гестапо Вили Леймана, имперского советника в министерстве экономике Ардвига Харнака, сотрудника разведывательного отдела ВВС Адама Кукхова. Последний был наиболее ценным агентом для Артузова. Через него Артузов получил доступ к самой секретной службе Германии – Научно Исследовательскому Институту Геринга, который занимался вопросами шифрования и радиоперехвата. Адам Кукхов предоставил данные сотрудникам Артузова, что этот институт был создан при непосредственном участии криптографов, которые раньше были в подчинении  Вильгельма Феннера, знаменитого руководителя крипто бюро рейхсвера.
Это была колоссальная удача для А. Артузова. А. Артузов познакомился с Вильгельмом Феннером в 1909 году, когда поступал  на  металлургическое отделение Петербургского политехнического института имени Петра Великого. Оба родились в 1891 году, но А. Артузов был на два месяца старше Вильгельма Феннера.
Вместе они проучились недолго: Вильгельм уехал с родителями в Берлин и в 1910 году поступил на факультет металлургии в королевский технологический институт. Как выяснил А. Артузов, В. Феннер был недоволен приходом к власти нацистов. К 1933 году он имел ранг имперского советника и занимал высокое положение в обществе. Но некоторые его давние еврейские корни могли вызвать недовольство у нацистов и Феннер это понимал. Тем более, что   его подчиненные Готфрид Шапер и Ганс Шимпф стремясь завоевать высокое положение у нацистов поспешили к Герингу с предложением организовать под его непосредственным руководством самостоятельное подразделение по шифрованию, дешифрованию и радиоперехвату. Фактически они создавали конкурирующую организацию крипто бюро. И это сильно раздражало В. Феннера.
Геринг поддержал их и организовал Научно-Исследовательское Управление Министерства Авиации (ФА). Вскоре Ганс Шимпф получил должность имперского советника в благодарность за то, что был ответственным за прослушивания телефонов начальника штурмовых отрядов Рема, которого расстреляли по приказу Гитлера. Всем были известны гомосексуальные оргии Рема. А Гансу Шимпфу удалось получить особо пикантные подробности, прослушивая его телефонные разговоры, что привело в ярость Гитлера. До  В. Феннера доходили некоторые сведения о том, с какими целями было создано новое криптографическое подразделение и это тоже вызывало в нем  негативные  отношение  к нацистам.»
В. Феннера особенно возмущало, что с помощью прослушанных телефонных переговоров нацисты сводят счеты с ближайшими друзьями, нередко подделывая смысл и содержание разговоров, чтобы скомпрометировать неугодного человека. Более того, он узнал о том, что Геринг собирается выявлять национальность людей, прослушивая все их телефонные разговоры и  составить таким образом   картотеку всех граждан Германии по их национальной принадлежности.
Немцы достигли огромных технических достижений в этой области перехвата, и В. Феннер прекрасно знал об этом.  Ему было известно, что его бывшие подчиненные из Крипто Бюро, а теперь занимавшие видные посты в ФА,  прослушивали его телефон и, подделав его телефонные разговоры, формировали слухи о том, что он еврей. Особенно старался Ганс Шимпф, стараясь быстрее скомпрометировать своего бывшего шефа, а в конечном итоге ликвидировать конкурирующую организацию - крипто бюро рейхсвера.
Один из сотрудников А. Артузова встретился с В. Феннером от имени А. Артузова и убедил его оказывать помощь СССР в борьбе против нацистов. В. Феннер , предположительно, дал согласие оказывать содействие, поэтому в  Москву пошли донесения о том, что немецкие  криптографы смогли расшифровать  американо-английскую переписку и некоторые  морские английские шифры, а также о слабости некоторых документов ручного кодирования,  использовавшихся в подразделения Красной Армии низшего звена. Нельзя исключить, что В. Феннер был заинтересован в том, что Ганс Шимпф оставил его в покое.  Поэтому, возможно,  Артузову удалось провести свою успешную операцию в начале 1935 г., когда были похищены документы и магнитофонные записи телефонных разговоров некоторых  руководителей Германии и СССР, а также  секретные технические устройства для прослушивания телефонных линий связи, которые Ганс Шимпф и его сотрудник везли из Кенигсберга. Во время похищения документов сотрудник Шимпфа погиб в результате несчастного случая, и это позволило Шимпфу снять с себя ответственность за пропажу ценнейшей информации, объяснив её беспечностью своего погибшего сотрудника."
 

По оседомленности П.Новопашенного о работе В.Феннера на советсткую внешнюю разведку в середине 30-х годов прошлого века, да и о его непосредственном участии в этом сотрудничестве, пока можно строить только предположения, но учитывая  длительную дружбу с Феннером - прогнозы оптимистичные.

Можно предположить, что тем самым сотрудником, который встречался с В.Феннером от имени А.Артузова мог был кто-то из двух советских резидентов, либо В.М.Зарубин, который с конца 1933 года до 1937 года находился в Берлине и налаживал агенурную сеть, либо Ф.К.Парпаров, который в начале 30х годов прошлого века возглавлял нелегальную советскую резиденнтуру в Германии. Хотя, в Германии было образовано несколько резидентур, в том числе, для подготовки к разведывательной работы на случай войны, так что этим сотрудником мог оказаться и другой советский разведчик. Будем выяснять.

Что касается В.Феннера, то в дальнейшем о его работе на советсткую разведку нет упоминаний в печати, а вот в архивах TICOM есть упоминание о его близкой дружбе с генералом Эрихом Фельгибелем, начальником службы связи вермахта, являвшегося в дальнейшем непосредственным участником и ключевой фигурой операции "Валькирия" - заговору военных вермахта с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства..

К середине 1939 года против Советского Союза работали шесть дешифровальных огранов нацистской Германии - Шифровальное Бюро ОКВ/Ши, ЦРРП ОКХ, шифровальное отделение люфтваффе (ОКД), шифровальный отдел кригсмарине (ВМФ) (ОКМ), исследовательское управление Министерства авиации и реферат "Z" (МИД).

С 1939 года до октября 1943 года Шифровальное бюро (ОКВ/Ши), в котором служили министерский советник В.Феннер и профессор П.Новопашенный, возглавлял полковник Фриц Ботцель, а его заместителем был майор Андреа. Боцель и Андреа были казнены летом 1944 года. В Гестапо подозревали, что полковник Боцель был частью шпионского кольца Люси ("Красная капелла", "Красная тройка").
С октября и до конца войны Шифровальное бюро возглавлял полковник Хуго Кеттлер.
В ноябре 1944 года после проведенной командованием вермахта реорганизации в службе связи, связанной с событиями 20 июля 1944г. (покушением военных на Гитлера) пути В.Феннера и П.Новопашенного разошлись. По данным архивов TICOM В.Феннер остался руководить подразделением по криптоанализу в Шифровальном бюро Верховного командования (OKW/Chi), находясь под постоянной угрозой ареста, а П.Новопашенный перешел в шифровальную службу ВВС (Chi Steele). После этого, следы деятельности Петра Новопашенного теряются.

В 2016 году в военно-историческом журнале, №2 была опубликована интересная работа аспиранта Дальневосточного гуманитарного университета Зорихина А.Г. "Деятельность дешифровальных органов стран фашистского блока против ССР", написанная в том числе и на основании тоже изученной мною архивной базы TICOM.
В данной работе А.Зорихин неоднократно на основании архивных данных упоминает профессора Новопашенного П.А. и его деятельность в качестве криптоаналитика. Некоторые скрины из журнальной статьи об этом размещаю ниже:
а.По работе с пятизначными советскими шифрами



9. То же из архивного документа TICOM:

б.



10. Подтверждающий архивный документ TICOM:

в.



11. Вырезка из архивного документа TICOM:


12. Пример шифровки Доры (Рудольф Ресснер) с информацией от знаменитого агента ВЕРТЕРА

В целом, криптоаналитические успехи немцев против СССР в период Второй мировой войны можно оценить как слабые, что признавал, в частности, немецкий криптоаналитик В.Флике: "Я должен сделать русским комплимент: в этой войне Россия была единственной страной, чьи криптографические системы были практически невскрываемыми, несмотря на усилия первокласных экспертов в других старнах раскрывать их.
В частности, криптографические системы высшего военного командования и дипломатическая переписка оставались для иностранных криптографических бюро "книгой за семью печатями"... После нескольких лет бесплодных усилий копирование дипломатической переписки русских в Германии было прекращено. Для неспециалистов это может показаться преувеличением, но я отважусь заверить: Россия проиграла Первую мировую войну в эфире и выиграла Вторую мировую войну в эфире.

В начале поста я поставил под сомнение работу Новопашенного в Гринвичской обсерватории астрономом-наблюдателем и думаю, ненапрасно! У каждого государства нет более охраняемой тайны, чем применяемые им шифры, поскольку чтение другими странами его правительственной и военной переписки влечет за собой утечку секретной информации. Учитывая, какой клубок был закручен с участием многих стран в разведывательной сфере, в том числе по добыче и взлому шифров, не могу поверить в то что прекрасный специалист в области криптоанализа не попытался найти себе применение в Англии, обратившись, например, в британскую разведку. Тем более, русскую секцию британской Правительственной школы кодов и шифров тогда возглавлял Эрнест Феттерлейн, которы с 1897 года до свержения царя и вынужденной эмиграции был ведущим криптоаналитиком Цифирного кабинета царского российского МИДа. Известеность Феттерлейну, как криптоаналитику, принесла история со взломом "Черным кабинетом" шифров немецкого военно-морского флота, когда в 1914 году после гибели в Балтийском море немецкого крейсера "Магдебург" русскими моряками были изъяты с затонувшего корадля  Сигнальные книги, содержащие важную информацию по кодам и шифрам немцев. Несомненно, Новопашенный, будучи начальником связи Балтийского флота, неоднократно использовал в работе "ключ Феттерлейна".
В период с 1919 по 1923 года, после поражения в Первой мировой войне, Германия находилась в состоянии кризиса и гиперинфляции. Трудно поверить в то, что Новопашенный П.А. с семьей перебрался в 1921 году из благополучной Англии в разрозненную Германию ради большего заработка.
Считаю, версия переезда Петра Новопашенного в Германию с целью работы на британскую разведку, устроившись в качестве криптоаналитика шифровальной службы рейхсвера по рекомендации от Колчака А.В., заслуживает пристального внимания.


13. Вырезка из TICOM, DF-187, Карьера Вильгельма Феннера

Уверен, много информации можно было бы почерпнуть из архивов МГБ (ныне ФСБ), допросов Новопашенного П.А., которые проводились в Берлине с момента его ареста 14 июня 1946 года и до отправки по этапу из спецлагеря Заксенхаузена, предположительно летом 1950 года. Но эти архивы сейчас еще засекречены и поэтому недоступны "простым смертным"! Про деятельность опергрупп МГБ в Тюрингии в послевоенные годы открытой информации тоже недостаточно. Из скупых источников известно, что главное направление их работы было по изъятию фашистского актива - блокляйтеров и выше, оценка работы определялась количеством направленного в спецлагерь этого контингента. К сожалению, на фоне массового изъятия фашистского актива и бесконтрольности действий оперативных групп стало процветать изъятие вещей и ценностей и присвоение их оперативным персоналом.
Окончательные выводы по деятельности Петра Новопашенного во время эмиграции, включая период Второй мировой войны, думаю, делать еще преждевременно!
Продолжение этой истории, надеюсь, последует!

P.S. Искренне благодарю доктора исторических наук Смирнова Валентина Георгиевича за редактирование данного поста.

.

Tags: Петр Новопашенный, внешняя разведка, криптология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments